berezinan55 (berezinan55) wrote,
berezinan55
berezinan55

«Ципрон», или Ципрас между "сциллой и харибдой"

Оригинал взят у slavoblag в «Ципрон», или Ципрас между "сциллой и харибдой"

Результат очередного раунда "переговоров" о греческом долге - соглашение между евробюрократией и правительством, возглявляемым Ципрасом, оказался вполне предсказуемым и ожидавшимся. Собственно, предпринятые Ципрасом "страховочные" меры - в виде недавнего референдума, были лишь способом давления на кредиторов, еще одним рычагом, чтобы "выторговать" по возможности более удобные, чем предлагалось, позиции. Так, как референдум воспринимался патриотами Греции - форма прямой демократии, правительство Ципраса его, очевидно, не рассматривало. Как известно, демократия предполагает народовластие через избранных представителей, которые, соответственно, в демократическом государстве исполняют решения референдума. Ципрас от исполнения принятого греческим народом решения - ревизии долговой сделки с ЕС, отказался. Наоборот, вопреки референдуму принял фискальные требования кредиторов в обмен на очередной займ.
Каковы будут последствия?  Есть последствия краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные.
Расчет Ципраса, несомненно, был на то, что краткосрочные последствия будут представляться избирателям в Греции благоприятными - фактически уже случившийся суверенный дефолт официально отсрочен и не будет в ближайшее время декларирован Евросоюзом. Это означает продолжение выплат избирателям в евро, сохранение зоны евро, отсутствие массового банкротства греческих банков и резкой девальвации покупательной способности граждан, неминуемой при переходе к драхме. Ципрас надеется, что избиратели оценят возможность и дальше расплачиваться евро, записав это в актив действующему премьеру. Этот расчет – по сути, дешевый подкуп (7 млрд. ожидаемой «экономии» в обмен на распродажу 50 млрд.).
Среднесрочные последствия, которые, как, очевидно, надеется правительство Греции, не будут акцентироваться гражданами, далеко не благоприятны, наоборот, серьезно ухудшают греческую экономику. Во-первых, долговое бремя Греции увеличится не менее чем на четверть, если, конечно, будет использован весь пакет "помощи" в 85 млрд. (далеко не факт, что греческая экономика выдержит эти планы). Фактически суверенный долг Греции увеличится ещё больше вследствие экономического спада, который неизбежно последует, т. к. уже заложен в соглашение.
Во-вторых, финансовые вливания будут использованы исключительно для фискальных целей - для выплаты Грецией процентов по кредитам, ранее навязанным стране Папандрэу, Караманлисом и другими "друзьями" США и ЕС, - кредитам, которые Греция самостоятельно обслуживать не в состоянии. Греческая экономика не имеет и никогда не будет генерировать столько собственных средств, чтобы выплатить проценты и долг. И эта финансовая пропасть только углубится. Иными словами, три с половиной десятка миллиардов вливаний, уже запланированные кредиторами, в греческую экономику не попадут. Одобренный Ципрасом «трастовый фонд» активов на 50 млрд. - гарантия этого.
В-третьих, Ципрас фактически принял европейский шантаж как политический инструмент. Никаких экономических причин для сокращения пенсий и социальных выплат населению Греции нет. Не социальные расходы влекут за собой долговой кризис, а деятельность ростовщиков и гипертрофированная банковская система. Между тем, в соглашении с кредиторами нет ничего о банкротстве, к примеру, немецких банков, навязывавших Греции, впочем, не без помощи ее правительств, высокие проценты. Ципрас, очевидно, согласен, что платить банкстерам и чиновникам из ЕС будут мелкий и средний бизнес, пенсионеры и социально незащищенные граждане. Именно за счет сокращения их и так невысоких и всё время сокращающихся доходов будут происходить процентные выплаты кредиторам. Так или иначе, по окончании переговоров Ципрас не сказал ничего о том, какие суммы будут направлены на наращивание внутреннего производства, греческого экспорта на рынок стран-кредиторов, на увеличение доходности греческой экономики, национализацию неэффективных частных активов - что, собственно, и могло бы помочь стране расплатиться с долгами.
Таким образом, цель соглашений - не в том, чтобы улучшить состояние греческой экономики, сделать греков богаче и избавить их от долгов, а в том, чтобы уничтожить экономический суверенитет страны.
Все это приведет к неминуемому дефолту, отложенному лишь затем, чтобы полностью демонтировать национальные сегменты в греческой экономике, скупить ее активы, подготовить инфраструктуру внешнего управления. Собственно, для этого национальные и государственные объекты собственности Греция передаёт в трастовое управление кредиторам. Иными словами, пакет "помощи" объемом в 35 млрд. евро Греция оплачивает немедленной передачей кредиторам собственности на 50 млрд., а также будущих доходов с этой собственности. В этом контексте понятны обещания Меркель увеличить "помощь" еще на 50 млрд. Как только просчитают залоги, полученные "на доверии".
Долгосрочные последствия такого «ципрона» куда более негативны, чем среднесрочные, что, казалось бы, трудно представить. Но ЕС дрейфует к периферийному экстремизму и неофашизму. На греческом полигоне закладывается долговой фугас, полностью уничтожающий демократию и национальные суверенные права непротестантских стран Европы. Банкстеры и европейская бюрократия готовы свернуть все экономические и политические права граждан, прежде всего, право собственности, - т. к. эти права способны помешать идее трансатлантизма. Ципрас, в сложных условиях организовавший и проведший греческий референдум, превратил победу свободомысящих греков в их поражение. Подчинившись европейскому шантажу организаторов кабального долга, Ципрас не подвердил своего контрэлитного статуса.
Кто-то может сказать, что другого выхода не было. Банкстеры очень хотят представлять события именно так. Ципрас должен был объявить о выходе из ЕС и зоны евро и вернуть драхму. При этом возложить часть последствий на сферу финансов и связанные с ней страты. Радикально сократить удельный вес финансово-банковского сектора в экономике, максимально национализировать крупных финансовых игроков, увеличить производственную занятость. Как минимум, обнулить проценты, ревизовать долги, не использовавшиеся для социальных платежей и развития физического производства. В одностороннем порядке выйти из антироссийских санкций, начать переговоры об интеграции с Таможенным союзом и оборонном союзе с Россией.
Ничего этого Ципрас не делает. Несмотря на его визиты, вряд ли Россия может ему доверять, ведь увеличение долгового беремени Греции, предпринятое Ципрасом под внешним давлением, не в интересах России. Соглашение с ЕС, отсрочившее дефолт, - фактически договор о том, что Греция "добровольно" направляется в долговую тюрьму ЕС. В этом смысле оптимизм российских официальных лиц, приветствовавших соглашение между Грецией и ее кредиторами, безоснователен.
Tags: Греция
Subscribe

  • Кто убивает ученых - ядерщиков?

    Одной из самых горячих новостей конца ноября и начала декабря 2020 года, без сомнения, стало убийство руководителя иранской ядерной программы…

  • Так кто купил "Массандру"?

    В посте от 13 декабря я поместил журналистское расследование газеты "Аргументы недели" о том, какова реальная рыночная цена винодельческого…

  • Кто приватизировал Массандру

    Последний глоток «Массандры»: власти Крыма выставили на торги легендарное винное хозяйство Российское телевидение устами Дмитрия…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments