May 15th, 2015

Шпицберген и предатели в российском руководстве

В апреле разгорелся дипломатический скандал между РФ и Норвегией в связи с прилетом вице-
премьера Д. Рогозина на Шпицберген. В.Шурыгин пишет в "Завтра" http://zavtra.ru/content/view/zadelo-130 :

Требование Норвегией объяснений в связи с прилётом вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина на остров Шпицберген, где он принял участие в церемонии открытия российской дрейфующей арктической станции "Северный полюс-2015", в ведомстве Сергея Лаврова назвали абсурдным. И подчеркнули, что, с точки зрения международного права, претензии Осло в данном случае вызывают просто недоумение. Напомним предысторию.

До 1920 года архипелаг Шпицберген не имел юридического статуса, и все страны мира имели одинаковые права на его освоение и рыбную ловлю вокруг него. В 1920 году в рамках мирной Парижской конференции был заключён Договор о Шпицбергене, закреплявший суверенитет Норвегии над архипелагом, но при этом все государства-участники Договора имели право осуществлять коммерческую и научно-исследовательскую деятельность на основе полного равенства и демилитаризированного статуса архипелага. Затем, в 1925 году, Норвегия приняла специальный "Национальный закон о Шпицбергене", регламентировавший хозяйственную деятельность на данной территории. СССР признал этот закон в 1935 году.

Но в 1977 году Норвегия в одностороннем порядке присвоила своей исключительной экономической зоне вокруг архипелага Шпицберген статус рыбоохранной зоны. СССР не признал новые правила рыболовства и ещё с 1970 года предлагал провести эту линию по западной границе своих полярных владений. Норвегия же предлагала провести границу на равном удалении от архипелага Шпицберген и островов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. СССР возражал, указывая, что тем самым будут нарушены положения "договора о Шпицбергене", сделав его внутренней территорией Норвегии, со всеми вытекающими правовыми последствиями.

Сорок лет сначала СССР, а затем и Россия игнорировали норвежские претензии до тех пор, пока в 2010 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев не предложил Норвегии заключить договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане по "норвежскому варианту", который фактически перечеркнул договор 1920 года, признав принадлежность Норвегии огромного участка моря вокруг Шпицбергена, и тем самым окончательно сделав этот остров внутренней территорией Норвегии. Против договора выступали многие эксперты и политики, но, несмотря на это, он всё-таки был подписан.

В 2011 году практически под грифом "секретно" он был ратифицирован сначала Госдумой, а затем и Советом Федерации. О ратификации не сообщили центральные СМИ. Мы отдали Норвегии 90 тыс. кв. км акватории с богатейшими залежами нефти, газа и рыбными ресурсами в Баренцевом море. Но, главное, тем самым мы окончательно признали полный и неограниченный суверенитет норвежцев над Шпицбергеном. Конкретных положений, закрепляющих это, в тексте договора нет, но в реальности всё обстоит именно так. Так как после изменения статуса территориальных вод вокруг островов базовые международные соглашения о суверенитете той или иной территории полностью меняют их статус. После подписания "Пакта Медведева—Столтенберга", как окрестили этот договор, норвежцы почувствовали себя полными хозяевами положения. Они начали преследовать и выдавливать из этих вод наших рыбаков, практически парализовали нашу хозяйственную деятельность на острове, объясняя это тем, что российские технологии якобы наносят вред его экологии. И вот теперь дело дошло до политических запретов и демаршей.

Но, как говорится, лиха беда начало! Можно не сомневаться, что теперь норвежцы тихой сапой ужесточат пограничный режим Шпицбергена. Например, запретив прямые рейсы на остров из России по уже отработанной схеме — из-за "несоответствия российских самолётов требованиям экологии". Такова цена предательства национальных интересов высшими российскими чиновниками.

Интересно, как прокомментирует господин Медведев дело рук своих?



В.Б. Добавлю, что ратификацию договора поддержала фракция парламентского большинства "Единая
Россия". КПРФ была против, ЛДПР и "Справедливая Россия" воздержались. Даже если бы они
голосовали против, все равно у "Единой России" было больше голосов, чем у этих трех партий вместе
взятых (тогда она имела даже конституционное большинство), но даже на такое чисто символическое непослушание эти "крутые" оппозиционеры не решились.
Кроме того, почему комментировать должен один господин Медведев? А господин Путин, бывший тогда
как-никак премьер-министром, а фактически все-равно всем "руливший"? Он не должен? Как всегда
не причем? А не получил-ли господин Медведев какую-то мзду за такое предательство
государственных интересов? Но тогда ведь мзду должен был получить и его патрон!