berezinan55 (berezinan55) wrote,
berezinan55
berezinan55

Игорь АРТЁМОВ: Гаванская ловушка

Оригинал взят у artemov_igor в Игорь АРТЁМОВ: Гаванская ловушка

"Независимая газета" опубликовала 18 мая 2016 года статью «Гаванская ловушка для патриарха» бывшего председателя Совета по делам религий при Совете Министров СССР Константина Харчева. Сложилась привычка считать, что коммунистические чиновники обладали в основе своей ограниченным интеллектом, так как другого не предполагало общество, которое они представляли. Все тоталитарные государства стараются продвигать наверх своих – не умных и волевых, но послушных и корыстных. Это верно и в отношении РФ, и, как ни странно это многим покажется – в отношении большинства государств современного Запада, в которых народовластие давно превратилось в ширму, за которой прячется вполне авторитарная система управления и послушное мало думающее общество. По видимому, были и исключения. Во всяком случае, - в период позднего социализма, - когда диктат партии и государства над личностью человека в СССР стал заметно слабее, и природный русский ум стал пробиваться наружу.  К таким исключениям, по моему, и относится Константин Харчев, который был председателем Совета по делам религий при Совете Министров СССР в1984 -1989 годах.

Конечно, общество и церковь неразрывно связаны. И в коммунистическом обществе церковь не могла не носить в себе заразы материализма. Не случайно даже сами епископы РПЦ в те годы  называли свой высший церковный руководящий орган – Синод, - словом «митрополитбюро». Везде в нездоровом обществе действует принцип: - «чем выше, тем хуже». В СССР можно было встретить немало вполне приличных рядовых коммунистов. Но коммунистическое начальство в основе своей было отвратительным. Так и в Православной церкви. Много настоящих верующих людей, монахов, священников – и «митрополитбюро» наверху. Исключения были редкими, например митрополит Иоанн (Снычев).
Что касается Константина Харчева, то свои разумные взгляды на отношения церкви с государством он начал высказывать уже давно. Например, в статье в газете «Новые Известия» от 29 декабря 2001года, почти 15 лет тому назад. Вот некоторые выдержки из того интервью:

Константин Харчев

Константин Харчев

«авторитета у государства не стало, оно оказалось вынужденным идти и занимать его, где только можно - в первую очередь у церкви - благо ценности там вечные. И вот здесь-то всё и изменилось. Когда церковь почувствовала, что без неё обойтись нельзя, она начала диктовать свои условия. В первую очередь - материальные. Под маркой того, что народ должен покаяться, сказали, что прежде всего народ должен покаяться из казны».

Прокомментирую это утверждение своим собственным опытом. В начале и середине 1990-х мне пришлось, занимаясь созданием РОНС, выборами, разными общественными и личными делами, очень много ездить по России. Оказываясь в незнакомом месте, мы с соратниками, как правило, всегда искали ближайший действующий храм. Точно знали – там всегда нас, незнакомых людей, примут, накормят, если надо – оставят переночевать. Денег и паспортов не спросят – всё на доверии, свои братья, православные. В свою очередь мы тоже помогали, чем могли – оставляли деньги, вещи, работали в монастырском хозяйстве. Происходило это совершенно естественно, весело, прямо и честно.

Всё начало меняться – вначале неуловимо и нерезко, - в конце 1990-х, когда церковь постепенно стала чувствовать себя частью государства, причём материально зависимой его частью. В столицах – раньше, в провинции – позже. Шаг за шагом, отношения между людьми стали более холодными, более официальными. В храмах и монастырях появилась милицейская охрана, стали нередко спрашивать документы, а отставные спецслужбисты и чиновники всё чаще получали контроль над церковью через разного рода «попечительские советы» и «благотворительные фонды». Помню, как увидел бывшего председателя владимирского областного КГБ одним из таких «уважаемых попечителей». Тошно стало.  Примерно с начала 2000-х  годов, с приходом к власти Путина, этот поворот во внутрицерковной жихзни стал уже явно заметным и в основном завершённым. При Ельцине было много безобразий, но были элементы свободы и в политике, и в церкви. При Путине настала эпоха отвратительного лицемерия и тоталитаризма.

То есть на своём веку я видел, как минимум, две совершенно разных русских церкви. Сравнительно бедную, но братскую и свободную до 2001 года. И официозную, богатую, огосударствленную – после 2001 (условно) года.  Точно знаю при этом, что инициатива такой метаморфозы - «дайте нам денег, а мы вам служить будем верно и преданно» исходила, как минимум, с двух сторон. И от властей РФ, и от церковного начальства. Одновременно.

Немного о материализме. Запомнился такой случай.

Из одного старого и уважаемого, всероссийски известного монастыря ко мне обратились за материальной помощью, как к областному депутату, для поддержки воскресной школы. Дело было в начале 2000-х годов, сумма требовалась не очень большая, и я приехал в монастырь посмотреть, кому и чему надо помогать. Своих денег, конечно, не было. Но были связи с производственниками и коммерсантами, которые могли бы без большого труда, по моей рекомендации, помочь. Как водится, меня пригласили на трапезную, где резанула глаз очевидная разница в разносолах между столами для гостей и монастырского начальства – они просто ломились от разнообразной и дорогой снеди. И столами для трудников и детей из монастырского приюта – там были в основном каша да капуста. Потом на двух дорогих и практически новых американских внедорожниках меня повезли показывать подворье. По дороге я сказал настоятельнице и духовнику монастыря, что если продать одну из этих дорогих машин, и купить, например, Ниву, - то и денег на школу хватит с избытком, и машина в монастыре будет, пригодная для наших дорог. В ответ услышал: «Что мы, хуже других людей, что ли, чтобы на дешёвых машинах ездить?»

Сам я, да и все наши соратники, в те годы ездили почти исключительно на пятёрках да на девятках. Зазорным это не считали – главное, чтобы машина выполняла своё прямое назначение – могла ездить. Понятно, что интерес к помощи тому монастырю я сразу потерял.

Опять читаем Харчева: «Стали давать бюджетные средства на восстановления церквей, всяческие финансовые льготы и квоты… церковь воспользовалась подходящим моментом, чтобы просто улучшить своё материальное положение… любое ведомство заняло бы такую же позицию. Выполняешь государственные функции, становишься идеологическим щитом власти - претендуешь на часть национального богатства. Как на зарплату. Это у всех конфессий так, но в разной степени. То же с мусульманами (в зависимости от региона и национальной автономии). В меньшей степени - с протестантами. Вы хоть раз слышали, чтобы церковь осудила растаскивание государства, "грабительскую приватизацию", денационализацию и развал предприятий?  Нет, она получила за это свою часть. Всем легче ловить рыбу в мутной воде. Не может быть в больном обществе здоровой церкви: в одной квартире все болеют одними болезнями».

Со своей стороны отмечу, что много, конечно, получила только патриархийная номенклатура, митрополитбюро и приближенные к нему граждане, в том числе и из «попечительских фондов». С сельскими батюшками и другими «негламурными» служителями церкви деньгами никто, разумеется, не делился – наоборот, с них драли и продолжают драть три шкуры.
Другая рациональная мысль, высказанная бывшим советским церковным министром в 2001 году, - желательность ввести в России добровольный налог на содержание Церкви, который существует во многих европейских странах. Тогда становится понятно, сколько действительно граждан страны готово добровольно помогать своей церкви. И церковные власти будут учитывать, что они зависят не только от государства, но и от людей, от членов церкви. И украсть такие «прозрачные» деньги тяжелее, чем спонсорские неучтённые конверты.

А дальше - просто очевидные  вещи:  «Церковь должна повернуться лицом к человеку, а не государству, защищать личность, а не систему. - Как это сделать? - Растить крепкие общины верующих, которые будут говорить батюшке: - "Служишь ты хорошо. Но земные дела решать будем мы все вместе". - Народ обычно безмолвствует. - Он безмолвствует почему: чтобы он заговорил - нужны выразители его идей. И нет их сегодня».

Здесь – не соглашусь. Есть в нашем народе те, кто не молчит. Только славное государство РФ, при молчаливой поддержке большинства епископата и священства РПЦ МП,  распределяет таких «умных» граждан по тюрьмам да по ссылкам. Чтобы не умничали. Для того и придумана статья 282 УК РФ и понятие «экстремизм».
Переходя к главному, процитирую ещё несколько «грустных мыслей церковного экс-министра». Они грустные потому, что правдивые, к сожалению.

«Русская церковь всегда жила согласно воле государя или государства. Так было при царе, при советской власти, так происходит и сейчас. Если политическая линия государства..

Российского соответствовала догматике православия, все шло хорошо. В советские годы Ватикан был одним из врагов СССР, и антикатолическая позиция РПЦ совпадала с генеральной линией партии и правительства. Когда же в интересах государства требовалось сближение с католическим Западом, возникало противоречие, и фундамент народной поддержки расшатывался…. Митрополит Никодим (Ротов) был делегирован государством для сближения с Ватиканом. Позже подобные дипломатические усилия предпринимались для поддержки политики Горбачева. Святому престолу также был необходим диалог с восточным христианством, поскольку Римская церковь хочет утвердить себя в качестве главной силы мирового христианства».

Сейчас Кремль заинтересован в поддержке со стороны Римско-католической церкви. Государство подталкивает Московский патриархат навстречу Папе. По мнению Харчева, встреча патриарха Кирилла и Папы Франциска в Гаване состоялась при содействии Кремля. Но, поскольку встреча готовилась втайне и от народа, и от епископов, сегодня в русской Православной церкви заметно сильное недовольство. "Патриарх отправился за океан, не посоветовавшись с епископами Церкви, которая заявляет о своем соборном характере. Не было созвано Архиерейского собора, не говоря уж о Поместном. Но Церковь - это другая среда, отличная от государства. Здесь единоначалие ставит первое лицо на грань нелегитимности - согласно церковному уставу».

Таким образом, вполне осведомлённый источник «с другой стороны» подтверждает наш собственный вывод о том, что во главе  РПЦ МП стоят не столько убеждённые экуменисты или враги России, сколько корыстные чиновники, готовые во всём угождать антирусским властям РФ.  К сожалению, в нашей ситуации, если следовать принципу «по делам их узнаете их», это почти одно и то же.

РОНС:Русские новостичитайте материалы на сайте РОНС

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments