berezinan55 (berezinan55) wrote,
berezinan55
berezinan55

О социальном патронате

В 2010 г закон о ювенальной юстиции (предусматривавший создание в РФ ювенальных судов) не был принят Госдумой. Теперь его лоббисты заходят с другой стороны и пытаются внедрить ту же ювенальную юстицию под другим названием: социального патроната.

23 марта 2012 г. на рассмотрение Государственной Думы РФ внесен законопроект № 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства». Ведущий автор закона - член Общественной палаты РФ Борис Львович Альтшулер. Законопроект разработан все тем-же Министерством образования и науки РФ и внесен в Государственную Думу Правительством Российской Федерации, т. е. все тем-же Д.А. Медведевым.

25 сетября 2012 г закон "О социальном патронате" принят Госдумой в первом чтении. Представляла его Н. В. Третьяк, зам. министра образования и науки. Рекомендовала его О. Ю. Баталина, первый заместитель председателя Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.

Запомните эти паcкудные имена!

Суть законопроекта составляет введение в России института социального патроната.




По этому закону под социальный патронат попадают семьи, находящиеся в социально опасном положении.
Действующее законодательство считает такой семьёй (см. Закон N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних ) ту, «где родители или иные законные представители
несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними». Это – уже довольно неопределенная формулировка, поскольку неисполнение обязанностей и жестокое обращение можно толковать достаточно широко (что на практике часто и происходит при отъеме детей из нормальных семей). Но новый законопроект растягивает ситуацию ещё шире. По новому закону семьёй в социально опасном положении будет считаться и та, где родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его (ребенка) нормальному воспитанию и развитию и (или) отрицательно влияют на его поведение.

В законопроекте не определено, что следует считать «нормальным воспитанием и развитием» или же «отрицательным влиянием на поведение детей». Эти понятия являются оценочными категориями. Вопрос о том, кого из родителей следует считать нормально воспитывающими своих детей, а кого - нет, полностью отнесен на усмотрение чиновников. Это дает возможность органам опеки и попечительства признать практически любую семью в социально опасном положении и установить над ней социальный патронат.

А если нормой будет объявлено половое образование вроде равноправия пяти полов, школьными уроками по пользованию презервативом и т.п.? Или будет предполагаться, что в норме ребёнок должен смотреть
телевизор или самостоятельно лазить по интернету, а родители считают иначе… Достаточно одного сигнала, и вот уже социальный патронат на пороге…

Родителям попавшей под прицел семьи будет предложено подписать акт об установлении социального патроната. На первый взгляд это выглядит как совершенно добровольное действие. Требуется письменное заявление со стороны родителей или письменное заявление самого ребёнка. О последнем следует сказать особо. Здесь у нас ненароком вводится принципиальное нововведение: ребёнок получает право голоса в ювенальных вопросах с 10 лет. Ребёнок, как правило, эмоционален и не способен рассматривать ситуацию объективно, им легко манипулировать. Ему скажут: «ты имеешь право на самостоятельное получение информации. Хочешь, чтобы родители были бы обязаны пускать тебя за компьютер ежедневно и без присмотра? Подпиши согласие на установление патроната». И кто-то не устоит.

Но необходимость согласия на патронат – только иллюзия. Помимо письменных заявлений закон предусматривает и иной механизм введения патроната – по решению суда. В этом случае отказ родителей подписать акт об установлении патроната будет автоматически означать лишение (или ограничение) родительских прав.

После принятия решения об установлении патроната процедура предполагается следующая. Проводится обследование «условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего». Это обследование, как говорится в пояснительной записке к закону, призвано выявить ключевые причины «семейного и детского неблагополучия»
и наличие у семьи «ресурсов и способности для осуществления позитивных изменений в функционировании семьи». Маркер здесь – слово «ресурсы». Есть ресурсы у семьи – хорошо, нет – изъятие детей становится практически неизбежным.

На основании обследования составляется план социального патроната. План составляют органы опеки. По закону согласование плана патроната с родителями не требуется. Иными словами, вынудив родителей подписать акт об установлении патроната, контролеры от государства вправе навязать им любые действия, которые сочтут нужными.

По закону план «включает мероприятия, направленные на обеспечение надлежащих условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего в семье, безопасности несовершеннолетнего, ухода за несовершеннолетним, оказание социально-педагогической, медико-психологической помощи семье, помощи родителям или иным законным представителям несовершеннолетнего в его воспитании и обучении, а также иные мероприятия». В первую очередь, следовать плану должны родители; в плане для них расставлены флажки, за которые нельзя переступать, а
вернее, они должны перепрыгнуть через голову, чтобы соответствовать установленным требованиям. В сопроводительной записке к закону это формулируется как задача восстановления «способности семьи к безопасному воспитанию ребенка, взаимодействию с социальным окружением».

В чём же заключается обещанная помощь?
В пояснительной записке приводится довольно подробный список, начиная с социально-психологической диагностики родителей и других членов семьи и кончая материальной помощью в критической ситуации. Есть позиции намеренно мутные, например: «правовое сопровождение семьи в случае необходимости защиты жилищных и иных прав ребенка в процессе решения споров по воспитанию ребенка». Что тут имеется в виду? Скорее всего, действия юристов, позволяющие отбирать жильё у родителей якобы в пользу ребёнка, если они пытаются воспитывать его не так, как хочется надзирателям.

Социально-педагогическая и медико-психологическая помощь также могут быть опасными. За подобными именованиями может прятаться секспросвет или принудительная вакцинация.

Основной упор делается на консультировании. Специалисты расскажут родителям, как тем следует жить. Знакомая ситуация: одни дают советы, а другие несут ответственность за их выполнение.Что касается материальной помощи, то включение её в этот список – лукавство. Финансово-экономическое обоснование закона предусматривает лишь две статьи расходов – зарплату работника патроната и его транспортные издержки. Никаких сумм в поддержку семей в действительности не планируется.

И теперь главное(!): «в случае неустранения обстоятельств, явившихся основанием для установления социального патроната, по завершении установленного срока его осуществления и возникновения соответствующих оснований орган опеки и попечительства будет обязан предъявить иск о лишении родителей (одного из них)
родительских прав либо об ограничении их в родительских правах». Этот же абзац – слово в слово – присутствует и в пояснительной записке. Похоже, что это и есть подлинная цель.


Оцените, насколько продумана формулировка. В случае провала социального патроната органы опеки не только не несут никакой ответственности, - они обязаны (!) изъять ребёнка из семьи. Может быть, им и не хотелось бы этого делать, но закон предписывает предъявить иск. Никакой злонамеренности, всё законно и поступательно. Шаг за шагом – чтобы и родители и общество смирились с неизбежным концом.

Причем ребенок может быть отобран в любой момент социального патроната. Так, статьей 3 законопроекта вносятся изменения в статью 77 Семейного кодекса РФ, позволяющие органам опеки и попечительства самим издавать акты о немедленном отобрании ребенка из семьи. При этом статус органов опеки и попечительства поднимается до уровня органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

То есть законопроект наделяет органы опеки и попечительства правом при назначении социального патроната издавать акт о немедленном отобрании ребенка из семьи и помещении его в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, без решения суда или вышестоящего административного органа. Таким образом, законопроектом узаконивается практика отобрания детей из семей по самым широким и неясным критериям, определяемым органами опеки и попечительства.

Единственное, что органы опеки не могут сделать самостоятельно без решения суда, так это лишить родительских прав. Но мало утешения сохранить родительские права юридически, но при этом фактически потерять ребёнка, признанного безнадзорным и отданного в детский дом или патронатную семью.

И ещё один важный момент. Работа сотрудников опеки оплачивается сдельно, по количеству «опекаемых» семей! Закон о социальном патронате создаёт для них прямую материальную заинтересованность в увеличении числа таких семей. Средняя величина месячной оплаты труда 1 социального педагога, осуществляющего работу с 1 семьей в форме социального патроната составляет 16668 рублей (ну везде стараются всунуть свои сатанинские три шестерки!). Количество семей, в отношении которых 1 социальный педагог может осуществлять социальный патронат в течение года, составляет не более 30. Но пускай социальный педагог работает одновременно с 20 семьями. Тогда в месяц он получит 16668*20=333360 рублей! А если, всё же с 30 семьями... то уже 500040 рублей в месяц! Можно быть уверенным, что за такие деньги он над 30 семьями в год социальный патронат установит, даже если они будут и не очень проблемными. Так что, современные ироды очень хорошо оплачиваются.

«Социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном статьей 122 Семейного кодекса Российской Федерации, установлено... В указанной статье 122 Семейного кодекса читаем: «Должностные лица учреждений (дошкольных образовательных учреждений, общеобразовательных учреждений, лечебных учреждений и других учреждений) и иные граждане, располагающие сведениями о детях, указанных в пункте 1 статьи 121 настоящего Кодекса, обязаны сообщить об этом в органы опеки и попечительства по месту фактического нахождения детей.Орган опеки и попечительства в течение трех дней со дня получения таких сведений обязан провести обследование условий жизни ребенка».

Т. е. причиной проведения обследования жизни семьи может стать сигнал от должностных лиц (работников детского сада, школы, поликлиники, больницы, спортивной секции, кружка, аптеки и т.д.). 25 сентября в Госдуме депутатом Терентьевым М. Б. был задан вопрос: «Что является причиной обследования жизни семьи?» Представлявшая законопроект о социальном патронате зам. министра образования и науки Третьяк Н. В.
ответила: «Основанием для обследования семьи может являться как заявление самих родителей, так и сообщение любых заинтересованных органов». Никакой проверки поступившей информации не предусмотрено, требуется только
сам факт «сообщения». А ведь ещё принимаются информация от «иных граждан» - то есть от любых частных лиц (соседей; родственников; дворового хулигана, имеющего «зуб» на чужого папу, который дал ему по шее; бабушки у подъезда, которой невежливо ответила чья-то мама и т.д.).

Все это может показаться дикостью и чем-то нереальным. Но вот реалии победившей ювенальной юстиции.

Из выпуска новостей 29 сентября 2012 года: «Финские социальные работники при участии полицейских изъяли у россиянки Анастасии Завгородней четверых детей, в том числе новорожденного малыша в возрасте всего 7 дней. Первое изъятие произошло две недели назад в деревне Вантаа, где живет семья. Поводом послужили слова 6-летней дочки Завгородней о том, что папа, якобы, хлопнул ее по попе. Это девочка рассказала учительнице в школе. Педагог Мари Ромппанен немедленно связалась с социальными службами, в итоге спецоперации у родителей изъяли 6-летнюю дочку, а затем двух 2-летних двойняшек. Накануне финские соцработники пришли за новорожденной недельной девочкой и также забрали ее у родителей. Родителям сообщили, что вернуть детей они в любом случае смогут не скоро, поскольку в суде очереди в подобных делах растягиваются на полгода». «Начальник социальной службы города Вантаа Анна Кантелл-Форсблом в телеинтервью местному каналу заявила, что все дети россиянки Анастасии Завгородней будут изъяты и переданы в приемные семьи. Кантелл-Форсблом отметила, что социальная служба приняла окончательное решение и изменять его не собирается». «Анастасии разрешили видеться с новорожденным раз в месяц (!), но запретили кормить грудным молоком. Ей дали разрешение встретиться во вторник с новорожденным, но только за решеткой и под строгой охраной, - сообщил «Интерфаксу» финский правозащитник Йохан Бекман.

В Финляндии этот ювенальный фашизм распространяется оьнюдь не только на россиян, но и на собственных граждан. Среди других причин, явившихся основанием для изъятия детей в этой стране, СМИ называли соблюдение детьми православного поста - в случае с россиянкой Анной Меткусисто или, например, отказ мамы давать ребенку сладкое перед едой.

Стоит нам допустить легализацию ювенальных технологий (социального патроната), и отбор детей по социальным или политическим основаниям (по бедности или за отказ принять единую электронную карту и т. п.) станет обыденностью. Возможность изъять ребёнка из любой семьи, отклоняющейся от «прогрессивного» курса, заложенная в данном законе, неизбежно будет реализована.
Конечно, прежде всего ювенальное законодательство направлено на русские (славянские) семьи - никакой работник опеки в здравом уме не придет в кавказскую или азиатскую семью забирать детей. Но это и упрек нам, русским - почему мы позволяем это делать?
Если сейчас органы опеки отбирают детей из нормальных семей незаконно или пользуясь лазейками в существующем законодательстве, то после окончательного принятия законопроекта все будет "по закону". И доказать в суде неправомочность их действий будет практически невозможно.

Необходимо действовать превентивно и крайне решительно, иначе угроза нависнет над каждым ребенком и каждой семьей. Народ окончательно поставят на колени под страхом потери детей.

После этого планируется введение единой электронной карты (с начала этого года началась их выдача; с 01.01.2014 г начнется оформление ЕЭК на всех, кто к тому времени не получит единую карту по собственному заявлению или не пошлет заявление о запрете ее выпуска на свое имя) - и массовая чипизация усмиренного и покоренного населения. См.: http://protivkart.org/new/2053-otkaz-ot-vypuska-uek-s-zavereniem-vashey-podpisi.html/
http://trueinform.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=10669

Источники: http://www.taday.ru/text/1551136.html
http://www.tgrcom.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1134:-42197-6-1-r
http://ruskline.ru/analitika/2012/10/27/zakon_o_socialnom_patronate_zakon_ili/
Tags: Ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments