berezinan55 (berezinan55) wrote,
berezinan55
berezinan55

Category:

Как фэбосы порнографу Лимонову стволы толкали. Хроники Ужоса.

Оригинал взят у sewer93в Как фэбосы порнографу Лимонову стволы толкали. Хроники Ужоса.
Весёлый-чекист

инфа из записок адвоката Беляка. Часть 8
в сокращеной редакции

( оригинал записок - части 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 - по гиперссылке кликом с номера )

Лимонов и ФСБ: автоматы на продажу

...

Чекисты понимали, что поводом для его ареста мог стать только поставленный ими же спектакль.
Ведь писатель Лимонов был весьма осторожен.

Да, он много чего говорил и писал, но дальше слов дело и не шло...

Что-то нужно было придумать, сочинить. Но "сочинители" класса Вышинского или Шейнина у них давно перевелись.
Получилось, конечно - после коллективного мозгового шторма.
Но, всё равно, без аншлага.
Режиссером-постановщиком назначили недополковника ФСБ Кузнецова.

Пьеса называлась длинно, но обнадеживающе: «Приобретение национал-большевиками оружия для террористических действий с целью свержения государственного строя в Российской Федерации».

После долгих поисков по стране нашли и исполнителя главной роли - руководителя Саратовского отделения НБП Дмитрия Карягина

(филологический факультет Саратовского университета и  дипломная работа по творчеству Лимонова).

Чекисты решили использовать филолога Карягина «втёмную», предложив ему (под видом националистов из местного отделения РНЕ) подзаработать на перепродаже оружия. Это был, к тому же, и шанс для Карягина не только поближе познакомиться с самим Лимоновым, но, быть может, даже войти в его окружение. Желание быстро подзаработать было тоже очень важным, так как Дима постоянно отчаянно нуждался в деньгах - он жил на содержании у родителей своей молодой супруги.

А «продавцы» предлагали ему по хорошим ценам целый арсенал : вплоть до гранатомётов и минометов, - только найди покупателей!..

И Карягин повёлся, решил, что и впрямь, это - шанс. Стоит предложить оружие на продажу  московским партийцам НБП.

Приехав в Москву, чтобы решить в Бункере (в штабе партии) какие-то организационные вопросы и взять свежие номера "Лимонки", он рассказал ребятам, что имеется возможность приобрести по дешевке кучу оружия. Однако денег ни у кого из нацболов на пулеметы и гранатометы не нашлось (даже у "казначея" Аксенова). С горем пополам набрали на шесть калашей.

(В "Зарницу" нынешняя молодежь уже не играет, - даже, наверное, и не знает, что это такое. А поиграть в войну хочется. Вот глаза и загорелись: "Круто! Постреляем где-нибудь в лесу! .." Но чтобы с шестью автоматами попытаться "свергнуть государственный строй в России" это, действительно, круто! Но до такого они не додумались.)

Чтобы самому что-то заработать, Карягин выдумал фигуру "посредника", которому будто бы нужно было отдать с каждого ствола по 20 долларов США. В итоге разбогател Дима Карягин на целых 120 долларов, но и их потратить не успел: задержали его вместе с Пентелюком и четырьмя автоматами в сумках на тихой саратовской улочке недалеко от здания УФСБ. Нину Силину задержали следом, в тот же мартовский день 2001 года, в доме, где они остановились с Пентелюком, по приезду в Саратов.

После жесткого задержания, Карягин рассказал операм, что о покупке автоматов он разговаривал с Аксеновым и получил от него "добро". И Лимонову, при краткой их встрече, он тоже якобы намекнул на оружие. И хотя хитрый Лимонов никак на намек не отреагировал, но Карягин понял, что и тот, дескать, в курсе.

И только в суде Карягин признался, что руководствовался чисто корыстными мотивами, и никакие "революционные идеи" его не занимали.

Но куда делись еще два автомата? - спросите вы.

А их Карягин и Лалетин купили у чекистов чуть раньше. Купили и в ожидании поезда до Новосибирска, на который у Лалетина уже был заранее приобретен билет, ровно 12 часов (полдня!) просидели в центре города - в подъезде одного из небольших домов. Просидели, конечно же, под наблюдением чекистов (мало ли что может случиться? - выпьют пивка да еще потеряют автоматы).

Проводив поздно вечером нижегородского гостя на вокзал, аспирант Карягин побежал менять полученные доллары, а художник Лалетин повез оружие в Сибирь...

Сумка с автоматами лежала в ящике под нижней полкой. Лалетин прилег и, наконец, смог расслабиться. Все шло как нельзя лучше. Колеса поезда стучали на стыках рельсов, за окнами мелькали огни ночных фонарей, а из соседнего купе доносился звон стаканов и пьяные, неразборчивые голоса.

Под утро, где-то под Уфой, проходящий по вагону линейный наряд милиции решил проверить у Лалетина документы.

В действиях милиционеров не было ничего особенного: опытным взглядом они периодически выхватывали кого-то из общей массы пассажиров и, проверив документы, а иногда просто перебросившись с человеком двумя-тремя словами, шли по вагонам дальше. И не было ничего странного, что менты обратили внимание именно на Лалетина. Если вы думаете, что Олег соблюдал конспирацию и был незаметен среди своих попутчиков, то вы ошибаетесь. Конспирации, которую так любил В.И.Ленин, он не обучался. И милиционеры увидели перед собой двадцатилетнего, стриженного "под ноль" парня в тяжелых армейских ботинках и одетого во все черное, который никак не походил на безобидного студента-ботаника или простецкого работягу, едущего навестить свою любимую бабушку. Я не удивился бы, если б узнал, что общий вид Лалетина в тот роковой для него момент добавлял круглый красно-белый значок НБП с черными серпом и молотом посредине, а в руках он держал развернутую газету "Лимонка".

Короче, стоило опытным ментам подойти и заговорить с Лалетиным, как им стало ясно, что здесь не все так просто. Они спросили у него, откуда и куда он едет, и что везет.

"Где ваши вещи?"

На этот вопрос большевик Бауман ответил бы, что никаких вещей у него с собой нет, но национал-большевик Лалетин промычал что-то такое невнятное, отчего менты сразу же полезли в багажный ящик под его сиденьем.

Обнаружив там огромную сумку, а в ней два автомата и патроны, милиционеры начали составлять протокол выемки. (Такие находки, конечно, бывают в поездах не часто, но и не являются для транспортной милиции чем-то уж совсем необычным.) Дело подходило к концу, когда в купе вдруг ворвался высокий человек в очках, представился подполковником ФСБ Кузнецовым и потребовал от милиционеров... выйти вон.

Как оказалось, четверо чекистов во главе с подполковником сопровождали Лалетина в поезде. Разместившись в соседнем купе, они должны были не выпускать его из поля своего зрения ни на одну минуту (а вдруг бы он передал сумку с оружием кому-то другому, или, испугавшись чего-то, выбросил бы автоматы из окошка в туалете?..)

Но расслабились опера после тяжелого дня - устроили попойку, позабыв о служебном долге. И, в итоге, проспали, проворонили, просрали, провалили операцию!..

А ведь задача у них была проследить за Лалетиным до конечного пункта его пути, чтобы установить, кому он там должен был передать оружие. И вот тогда уже можно было бы с чистой совестью брать всю "цепочку" сразу. И не понадобилось бы бить и мучить Лалетина на протяжении десяти дней с целью получить от него эти сведения.

Продавцов оружия, несмотря на  многочисленные и подробные описания, естественно, потом так и не нашли. Да и не искали...

И автоматы оказались какими-то странными: ржавыми, со сбитыми прицелами. В суде выяснилось, что все шесть автоматов как бы и не существуют: они не были украдены и не числились по номерам ни в одной картотеке. Видимо, их неоднократно использовали чекисты именно для таких вот «контрольных закупок». Для «подставы» это очень удобно, когда автоматы - не ворованные, но и нигде не значатся. И «продавцов» в таком случае искать бесполезно, - ниточка ведь обрывается.

Подполковник Кузнецов признавался потом Лимонову, что он два года следил за ним и его друзьями и полтора года из них колесил по всей стране.

«Теперь тебе и твоей партии - конец!» - со злорадством сказал Лимонову во время задержания один из дураков-чекистов.

Писатель Лимонов же, обвиненный не просто в покупке оружия, но ещё и в терроризме, в создании незаконных вооруженных формирований и в призывах к свержению государственного строя, наконец-то с полным основанием заявил, обращаясь к суду:

«Прошу считать меня политзаключенным!»



logo

Партии - порождение представительской демократии и не предназначены для действенной борьбы с оккупационным режимом. Скорее - для симуляции возможности такой борьбы. - В.Б.
Tags: Третья Отечественная война, скрытая оккупация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments