berezinan55 (berezinan55) wrote,
berezinan55
berezinan55

Category:

Возможно ли вторжение НАТО в Россию? Часть1

В статье полковника Квачкова содержится ценный военно-стратегический анализ. Поскольку статья большая, а сокращать жалко, печатаю четырьмя частями.

Владимир Квачков
http://zavtra.ru/content/view/iyun-1941-go-ne-povtoritsya

Классическое вторжение НАТО в Россию маловероятно

На календаре 22 июня, на часах — три. Даже бессонная тюрьма затихла, как будто
заснула. В эту самую короткую ночь в году думаю о быстроте не только жизни, но и
истории. О том, как резко может поменяться политическая ситуация в стране и
вокруг нее…
Болотная оппозиция, потеряв широкую поддержку в обществе, тем не менее,
оформилась в сплоченную и энергичную группу деятелей, связанных незримой
пуповиной со спецслужбами и правительствами Запада. Мировая пресса рисует этих
людей как "соль земли русской", хотя на деле их можно назвать только
русскоязычными. В случае нарастания кризисных явлений в экономике и социальной
сфере, в случае нарушения баланса в верхах, усиления тлеющего конфликта между
кремлевскими башнями — презираемый всеми Координационный совет оппозиции имеет
шанс сыграть зловещую роль. Мобилизовать массы он не сможет, а вот в условиях
кризиса объявить себя властью и пригласить на русскую землю войска оккупантов —
это сценарий, увы, вполне вероятный. Кучка национал-предателей под знаменами
гражданского сопротивления попытается организовать интервенцию. Этот сценарий
совсем не новый и даже пахнет нафталином. Но, повторюсь, исключать его не
приходится.
Остается ответить на вопрос: а возможна ли на практике вооруженная интервенция в
Россию силами группировок НАТО? Исследованию этой проблемы я посвящаю настоящую
работу. Несмотря на мою участь, остаюсь в строю, пытаюсь своими знаниями и
опытом быть полезным Отечеству. Слава России!
Полковник Владимир Квачков,
Лефортово

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Численность и боеспособность потенциального противника.
США и НАТО не представляют из себя угрозы с точки зрения возможности военной
оккупации не потому что Запад не намерен вооружённым путём захватить российские
земли с их богатствами, - это многовековое желание никуда не делось, оно только
разгорается или тлеет в зависимости от соотношения боевых и других возможностей
Запада к России, - а потому что у США и НАТО сейчас нет и уже не предвидится
никаких военных возможностей для осуществления оккупации России, даже в варианте
«оккупации по приглашению».
Победив Советский Союз в «холодной войне» и убедившись в полном разгроме
Горбачёвым и Ельциным советских дивизий, выведенных из Центральной и Восточной
Европы на территорию России (и окончательно теперь добитых последней
сердюковской реформой), Запад тоже стал сворачивать сухопутные группировки войск
США и НАТО в Европе. Но если европейские страны просто сокращали число своих
мотопехотных и танковых дивизий (частью переформировав их в аэромобильные
дивизии и дивизии спецопераций), то США, оставив для обозначения своего
европейского военного присутствия небольшой контингент (было два армейских
корпуса – 5 и 7 АК), перенацелили свои сухопутные войска из Европы в другие
регионы, прежде всего, в Ирак и Афганистан, а часть сил вернули на свою
территорию. Другой «Army» (сухопутных войск) у США нет: всё боеготовое, что
есть, уже развёрнуто и воюет, или выведено для отдыха. Соединения резерва
требуют дополнительного отмобилизования и подготовки, а контрактный принцип
комплектования не позволяет значительно увеличить численность сухопутного
компонента вооружённых сил.
Что же осталось от былой американской военной мощи на европейском
континенте? По состоянию на 1 января 2011 года под Командованием ВС США в
Европе, недавно справившего новоселье в четырёхэтажном здании в Висбадене, в
общей сложности находилось: около 50 тысяч человек, приблизительно 100 (сто)
танков, 700 различных бронированных машин, 200 артиллерийских систем, 185
самолётов и 48 вертолётов. Всё. Итого, гипотетическая «USArmyinRussia» с целью
оккупации в каждую из 60 областей в Европейской части России могла бы вывести:
1,5 танка (в Москву можно и целых 3, но тогда какая то из областей без танков
останется), 12 бронемашин, 3 пушки, использовать лётный ресурс 3 самолётов и 0,8
вертолёта. На Зауралье уже ничего вообще не остаётся. Куда «рэмбы» подевались?!
Может НАТО без США сами вторгнутся в Россию? Но и здесь для последних
военная картина ещё более безрадостная, хотя цифры, на первый взгляд, вроде бы
впечатляют. На 1 января 2011 года в войсках 22 государств НАТО (включая США),
входящих в Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), на европейской
территории было 11624 танка (из них 40% приходятся на Турцию и Грецию), 22788
ББМ, 13264 артсистемы, 3621 самолёт и 1085 вертолётов. Среди них наиболее мощным
является бундесвер ФРГ, на вооружении которого имеется 1048 танков, 2050 ББМ,
734 артсистемы, 301 самолёт, 153 вертолёта. Для сравнения: Россия на то же время
имела в зоне ДОВСЕ, то есть до Урала, 3660 танков, 7690 ББМ, 4634 артсистемы,
1542 самолёта и 365 вертолётов.
Однако воюют не абстрактным количеством танков, пушек, самолётов и другого
вооружения и военной техники, а должным образом организованными и приведёнными в
боевую готовность воинскими объединениями и соединениями частей – армиями,
корпусами и дивизиями. Военспец Сердюков взялся, правда, воевать бригадами, но
армии всего мира (за исключением, может быть, африканских племенных войск), в
том числе США и почти всех стран НАТО в качестве основного тактического
соединения имеют дивизии – танковые, мотопехотные, аэромобильные,
воздушно-десантные и иные (ФРГ – ещё и дивизию сил специальных операций). Основу
группировок наземных сил НАТО составляют девять армейских корпусов быстрого
развёртывания (АК БР НАТО): четыре многонациональных – германо-голландский АК БР
(Мюнстер, ФРГ), германо-датско-польский АК БР (Щецин, Польша), «Еврокорпус» БР
(Страсбург, Франция), объединённый АК БР (Иннсуорт, Великобритания) и пять
национальных АК БР НАТО – турецкий, греческий, испанский, итальянский и
французский.
Термин «АК быстрого развёртывания» означает, что в кризисный период из
вооружённых сил различных стран НАТО в состав этих армейских корпусов передаются
соответствующие национальные компоненты, которые в зависимости от своего
оперативного предназначения имеют соответствующие степени боеготовности и
боеспособности. Так, в ФРГ сухопутные войска подразделяются на силы оперативного
задействования (СОЗ), силы стабилизации и силы поддержки, а в состав сил
оперативного задействования включены наиболее боеготовые соединения и части,
оснащённые современным вооружением и техникой. К СОЗ относятся: смешанная
германо-французская мотопехотная бригада (Мюльхайм); 26-я воздушно-десантная
бригада (Саарлуис) двухбатальонного состава и несколько рот специального
назначения (по сути – бригады) из дивизии сил специальных операций; часть сил
воздушно-механизированной бригады и части полков средних транспортных
вертолётов; танковая дивизия в составе 9 (учебных) и 21 танковых бригад. Итого,
от вооружённых сил ФРГ в состав сил оперативного задействования со сроком
приведения в полную боевую готовность 2-3 суток может быть выделено: 3 танковых
батальона, 3-4 мотопехотных, 1-2 воздушно-механизированных (аэромобильных), 2
парашютно-десантных и 1 батальон (отряд) специального назначения; всего 10-12
батальонов. Да.… Тут никаких геббельсов не хватит, чтобы заставить немцев в
таком боевом составе двинуться на оккупацию России. Анализируем дальше.
Основу сил стабилизации бундесвера составляют оставшиеся соединения и части
сухопутных войск: 10-я танковая и 13-я мотопехотная дивизии, 31-я
воздушно-десантная бригада, 30-й полк лёгких транспортных вертолётов и
оставшиеся части и подразделения бригады боевого обеспечения аэромобильной
дивизии. Однако 10 тд и 13 мпд в мирное время полного дивизионного комплекта
частей не имеют и включают в свой состав только по две бригады. «Данные
соединения и части (сил стабилизации) находятся в пониженной степени боевой
готовности. Они укомплектованы личным составом не более чем на 85%. Для их
приведения в полную боевую готовность необходимо провести доукомплектование и
боевое сглаживание входящих в их состав соединений и частей. Ориентировочное
время развёртывания первого оперативного эшелона превышает 30 суток». Ну что,
славяне, встретим как надо тевтонов? Хотя не вполне ясно, как они, и другие
НАТОвцы до нас и добраться-то смогут.
Начнём с Юга, с Турции. Угроза оккупации силами НАТО оттуда может
развиваться по трём сценариям. Первый – проведением морской десантной операции
на Черноморском побережье России или против главной базы Черноморского флота в
районе Севастополя в Крыму. Однако десантно-высадочных средств и других кораблей
для проведения такой операции оперативно-стратегического масштаба у Турции
вместе с ВМС «местных» черноморско-натовских стран Румынии и Болгарии нет. В
составе турецких ВМС всего два танкодесантных корабля – ТДК «ТерребонПэриш» и
три ТДК – минных заградителя, остальные малые десантные корабли и катера не
способны перевозить технику; в Болгарии – один средний и один малый десантный
корабль; в Румынии их нет вообще. Да и при всей нынешней убогости российского
Черноморского флота его всё-таки надо разгромить до начала десантной операции,
подготовка к которой займёт не менее 8-10 недель в лучшем случае. Потом надо
будет вести массовые переброски войск и техники и вести боевые действия по
расширению и закреплению плацдарма, а только потом планировать какие-то действия
по оккупации российских земель на Юге.
Второй и третий сценарии - сухопутные. Один из них – выдвижение турецких
сухопутных войск с Севера Турции, где ещё надо будет создать соответствующую
наступательную группировку войск и сил, через Аджарию, Грузию и далее через
Осетию на Северный Кавказ. Возможно также выдвижение турецких войск из Аджарии
вдоль черноморского побережья через Абхазию на Кубань с задачами последующей
оккупации Краснодарского и Ставропольского краёв и других российских земель.
Самое минимальное исполнение этого сценария предполагает полное бездействие
войск и сил Южного (Северо-Кавказского) военного округа, Черноморского флота,
десантников 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, в том числе их самих и
абхазов в Абхазии, а также безропотное согласие на Турецкую оккупацию казаков
Кубанского и Всевеликого Донского казачьих войск (да и запорожцы тоже ведь не
только письмо сядут писать турецкому султану).
Третий сценарий – создание наступательной группировки на западе Турции в
европейской её части и выдвижение войск по направлению к России через территорию
Болгарии и Румынии. В этом случае теперь уже туркам придётся брать штурмом
Измаил, оккупировать Одесскую, Херсонскую, Донецкую и Харьковскую области
Украины, после чего они только смогут подойти к российским границам. В тех
местах у турков только один союзник и только в Крыму – Таврии – отуреченные
монголы (отурмоны), они же – так называемые «крымские татары». В этом случае
вопрос с ними должен быть решён в исчерпывающем и окончательном варианте. Автор
специально более-менее подробно разрисовал «действия» турецких властей и войск,
чтобы даже любому, самому штатскому человеку стала очевидна абсурдность таких
сценариев и таких предположений.
О греческом армейском корпусе быстрого развёртывания можно было бы и не
упоминать: в составе сухопутных войск страны в мирное время всего четыре
бригады: одна бронетанковая, одна пехотная, морской пехоты и коммандос, три
полка гвардии различного состава. В случае мобилизационного развёртывания турок
Греция без колебаний начнёт отмобилизование своих вооружённых сил, но взор
греческой армии будет направлен не в сторону России, а на саму Турцию, с которой
давно уже существуют территориальные разногласия. Да и стремление курдского
народа к созданию независимого курдского государства никто не отменял и не имеет
права отменять. Таким образом, любое турецкое военное движение на север
автоматически ликвидирует все прежние договоры о праве Турции на проливы Босфор
и Дарданеллы и приведёт в действие в этом регионе такие мощные
национально-государственные силы, что неизбежные неблагоприятные последствия для
турок намного перекрывают сомнительную выгоду от участия в гипотетической
операции НАТО по оккупации России.
Армейский корпус быстрого реагирования Форце Армате Италии в
организационно-структурном плане выглядит неплохо: две механизированные дивизии,
одна горнопехотная, две отдельных бригады – воздушно-десантная и аэромобильная.
Имеются также дивизия армейской авиации, дивизия ПВО, а в составе ВМС –
Командование боевых пловцов и диверсантов «Тезео Тезей». Однако комплектование
вооружённых сил только по контракту, и для приведения корпуса в полную боевую
готовность требуется провести соответствующее отмобилизование, сроки которого у
итальянцев будут не менее чем у более дисциплинированных немцев, то есть свыше
месяца. Нежелание проводить в принудительном порядке какую-либо мобилизацию при
неспособности вести боевые действия наличными силами заставило
военно-политическое руководство Италии отказаться от активного участия в
операции НАТО даже в соседней Ливии, которая находится у них буквально под
боком. Кроме того, у итальянцев есть бесценный опыт разгрома и пленения их
дивизий в Великой Отечественной войне. Такое не забывается.
Во французской армии ситуация приблизительно такая же: всё, что можно
укомплектовать на добровольной основе, уже сформировано и даже воюет в
Афганистане. О способности Франции отправить ещё кого-нибудь куда-нибудь
повоевать красноречиво свидетельствуют (простите, писатели, за слог) проблемы
вывода из Афганистана засунутого туда французского контингента, насчитывающего
там 3 600 человек, 1 200 единиц техники, в том числе около 500 бронеавтомобилей
и некоторое количество самоходных артиллерийских установок, то есть, по сути,
бригады. По мнению самих французов, её вывод займёт около 18 месяцев, а
перевозка техники обратно во Францию потребует задействования большегрузных
военно-транспортных самолётов. Поскольку французы не имеют достаточного
количества самолётов военно-транспортной авиации, то она, «по мнению западных
специалистов, должна будет арендовать их у России. Они полагают, что доставка
этих машин будет осуществляться на французскую базу в Объединённых Арабских
Эмиратах, откуда военная техника затем будет переправляться морем на судах
французских ВМС в порты Франции. По оценке западных военных экспертов, на
указанные цели потребуется 150-200 миллионов евро. У французов, правда, есть ещё
Иностранный легион постоянной боевой готовности с численностью в 7 300 человек,
значительная часть которого уже задействована в Африке и Афганистане. Но его
долгая бесславная история также бесславно и быстро закончится в России: ОМОНа,
конечно на эту военную банду не хватит, но ОДОНа – вполне.
Не отличается ситуация и в сухопутных войсках Испании: для приведения их в
боевую готовность необходимо в дополнение к 78 тыс. служащим на
добровольно-контрактной основе, отмобилизовать ещё 265 тысяч. В состав
испанского корпуса быстрого развёртывания организационно входят две дивизии и
несколько отдельных бригад. Полностью боеготовый испанский военный контингент в
Афганистане в составе 1500 человек с техникой тоже начинает выводиться оттуда: в
этом году смогут вывести-вывезти 10%, в следующем (2013 г) ещё 40%, остальных в
2014. Таковы эвакуационно-оккупационные возможности Испании на других ТВД.
Из всех европейских стран наибольшим экспедиционным потенциалом, то есть
способностью проводить военные, в том числе оккупационные и специальные операции
за рубежом, традиционно обладает Великобритания. В составе сухопутных войск (102
тыс. человек) одна бронетанковая и одна механизированная дивизии, три
бронекавалерийских (разведывательных) полка, аэромобильная бригада, три полка
специальной авиадесантной стрибы (?) (САС), другие бригады и полки боевого и
иного обеспечения. Комплектование вооруженных сил осуществляется на добровольной
основе, но наличие резерва в 82 тыс. человек позволило военно-политическому
руководству довести максимальную численность британского контингента во время
войны в Ираке до 4,6 тыс. человек. Бывшей Британской Рейнской армии в ФРГ уже
нет, но её остатки вошли в объединённый с бундесвером армейский корпус быстрого
развёртывания, штаб которого располагается на территории Великобритании в
Иннсуорте.
Однако фактически любое применение вооружённых сил за рубежом начинается с
действий САС (Special Air Service – SAS) – оперативно-тактического формирования
специального назначения (СпН), предназначенного для выполнения разведывательных
и специальных задач на территории полностью или частично контролируемой
противником, в том числе для организации и подготовки повстанческих сил или
борьбы с ними. САС состоит из трёх полков спецназ – 21-й,22-й и 23-й, при этом
официально полностью укомплектован и находится в постоянной боевой готовности
только 22-й полк СпН (г. Херефорд), а другие полки скадрованы и для их
укомплектования необходим призыв военнообязанных из резерва. Подобная открытая
информация вполне может быть легендой прикрытия для скрытой подготовки и ведения
тайных операций разведчиков-диверсантов, действующих под прикрытием. В целом
полки САС (английский полк представляет из себя аналог отдельного отряда спецназ
с численностью около 50 человек, подготовленного к действиям агентурными
способами) являются важной составной частью сил быстрого реагирования
Великобритании.
Но, как и все западно-европейские армии, формирования САС не могут действовать
без постоянной и интенсивной авиационной поддержки. «Англичанка» будет гадить и
на российской территории. Однако возможности нынешних вооружённых сил уже
совершенно не те, что имела Британская империя. Показательны панические
признания высших военных руководителей Великобритании в начале лета 2011 года,
когда всё более ясно стала вырисовываться опасность провала военной кампании
НАТО и необходимость срочного принятия других, самых решительных мер по
свержению М. Каддафи. Тогда главный маршал авиации Соединённого Королевства
Саймон Брайент выступил в британском парламенте с предупреждением, что «будущие
(подчёркнуто мной, - В. К.) операции британских ВВС могут оказаться под угрозой,
если участие Великобритании в «ливийской миссии» продлится после нынешнего лета,
поскольку участие в военных операциях в Афганистане и Ливии является «огромным
бременем» для вооружённых сил страны. «Две одновременные операции создают
огромный спрос на техническое снаряжение и персонал. Если операция «Эллами» (в
Ливии) продлится дольше запланированного министерством обороны срока, это
негативно скажется на наших резервных возможностях». Главный маршал авиации
также обратил внимание на увеличенную нагрузку на лётные экипажи: «Их моральное
состояние вызывает беспокойство. Хотя боевой дух военнослужащих по-прежнему
позитивный, это изменится, если операция «Эллами» будет продолжена». Главному
британскому лётчику вторил в парламенте и главный британский моряк. Первый
морской лорд Великобритании адмирал Марк Стэнхоуп подчеркнул, что «Соединённое
Королевство сможет участвовать в военной операции в Ливии в её нынешнем виде
лишь до конца лета, а затем потребуется внесение определённых корректив с учётом
непосильной нагрузки, возлагаемой на британские ВС». К анализу военной кампании
НАТО в Ливии мы ещё вернемся, но откровенные свидетельства высших британских
военачальников говорят о предельном напряжении вооружённых сил даже при участии
в вооружённых конфликтах подобного уровня: это максимум, что можно сделать
соединениями и частями постоянной готовности Британии. Чтобы достичь большего –
необходимо проводить отмобилизование из резерва, а часть промышленности
переводить на военные рельсы.
Из стран НАТО «старой Европы» можно ещё упомянуть Нидерланды, у которых
практически все сухопутные войска численностью в 21 тыс. человек сведены в
единственную структуру – механизированную дивизию, входящую в состав
германо-голландского армейского корпуса быстрого развёртывания (при этом все
свои танки «Леопард» поставила на хранение и выставила на продажу). Норвегия
комплектует свои вооружённые силы по призыву (12 месяцев) и в составе сухопутных
войск – 8 900 человек, из них 4 400 срочной службы – на военное время имеет штаб
армии, в составе которой в мирное время имеется одна смешанная мотопехотная
бригада, три отдельных батальона и полк спецопераций. Очевидно, что никакой
оккупационной угрозы Мурманску и базам Северного флота это войско представлять
не может.
Из «нового НАТО» наибольшую по численности армию имеет Польша. В сухопутных
войсках, которые, как и все вооружённые силы комплектуются по призыву (9
месяцев), имеется два корпуса, три механизированных и одна бронетанковая
дивизия, аэромобильная бригада, три разведывательных полка и другие части.
Польша обладает одним из самых мощных в Европе танковых парков – 946 основных
боевых танков современных модификаций (Леопард – 2А4, Т-72). В Румынии танков
больше – 1 100, но большинство из них устаревшие Т-55 и т.п.
Автор обращает внимание на количество и качество танков, поскольку, несмотря на
все разговоры о якобы утрате ими решающей роли в современных войнах, танки
остаются, и ещё долго будут оставаться основной ударной силой в наземных и
воздушно-наземных операциях, в том числе в целях вторжения и оккупации.
Тем же из военспецов и околовоенных журналистов, кто считает иначе, можно
напомнить ТВ-картинку из Багдада жуткой весной 2003 года, когда первыми
ворвавшимися в иранскую столицу американскими танками «ошибочно» было сделано
несколько выстрелов по отелю, где засела вся пишущая журналистская братия... Да
и в Афганистан американцы затащили свои новейшие «Абрамсы» совсем не потому, что
у них там авиации не хватает. Просто танки хоть и не летают как самолёты, даже
«низэнько», но их работу на войне за них никто сделать не может. Так что танкам
– танково, а самолётам – самолётово.
Tags: Квачков, Новый проект Запада. Навальный, Третья Отечественная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments