berezinan55 (berezinan55) wrote,
berezinan55
berezinan55

Category:

Кому мешал Есенин. Снимут ли гриф «секретно» с дела о смерти поэта?

Поэта не стало 95 лет назад, 28 декабря 1925 г. Но споры о том, что послужило причиной кончины 30-летнего Есенина, не утихают до сих пор.

Официальная версия – самоубийство. Но она не выдерживает критики, особенно когда развенчать её берётся следователь ­угрозыска.

Именно старший следователь Московского угрозыска, полковник МВД в отставке Эдуард Хлысталов (1932–2003) пробил первую брешь в официальной версии. На Петровке, 38, он не раз сталкивался с инсценировкой самоубийств, когда преступники пытались таким образом замести следы. Ознакомившись с подлинником дела Есенина и фотографиями из морга (долгое время они нигде не публиковались), полковник уже не сомневался: поэта убили.

Накинули сзади удавку

Повреждения на теле Есенина говорили о том, что поэта избивали, он сопротивлялся (в своём деревенском детстве он не раз был участником кулачных боёв). В какой-то момент сзади на Есенина накинули удавку – об этом свидетельствовали ярко выраженные борозды на лице, которые шли от углов губ к затылку – так бывает, когда удавка попадает человеку в рот. Борозды эти, как и другие повреждения на лице, в дальнейшем старательно загримировали, прежде чем положить поэта в гроб.

Родные у гроба С. Есенина; справа - мать поэта и сестра.
Родные у гроба С. Есенина; справа - мать поэта и сестра. Фото: Public Domain/ С. Тулес

Поразило полковника и то, что на место происшествия выехал один-единственный следователь – Николай Горбов, который служил в милиции всего 3 (!) месяца. Хлысталов, знавший милицейскую кухню изнутри, докопался до правды. Оказывается, в «Англетер» приезжала ещё и бригада местного угрозыска под руководством Фёдора Иванова,который занимался расследованием убийств. Значит, подозрение в совершении убийства появилось с самого начала. Но протокол Иванова – если он вообще был составлен – пропал бесследно. Зато в деле есть протокол того самого Горбова, составленный с нарушением всех норм и правил. Чуть позже выяснилось, что Есенин вообще не жил в «Англетере», где якобы наложил на себя руки. Виктор Кузнецов, автор книг о Есенине, нашёл списки постояльцев. Они велись скрупулёзно, поскольку «Англетер» был в введении ГПУ и на каждом этаже сидел дежурный в погонах, проверявший документы у постояльцев. В конце декабря 1925 г. в гостинице проживало около 150 человек. Есенина среди них не было. Как это объяснить? «АиФ» в своё время беседовал с 82-летним Николаем Брауном, сыном поэтаНиколая Леопольдовича Брауна, которой вместе с другими писателями был приглашён в номер «Англетера» 28 декабря 1925 г. в качестве понятого. Браун-старший отказался подписывать заключение о самоубийстве поэта. А много лет спустя поделился с сыном информацией: Есенина убили в другом месте, а в номер гостиницы тело принесли завёрнутым в ковёр.

Руководил «Англетером» в те годы сотрудник ГПУ Василий Назаров. И управляющий Назаров, и следователь Николай Горбов спустя несколько лет исчезли: одного расстреляли, другой ­пропал без вести.

А дальше исследователей ждали ещё более шокирующие факты. Не исключено, что на Ваганьковском кладбище, где был похоронен великий поэт, гроба с его телом нет. Впервые об этом заявила родная племянница ЕсенинаСветлана ­Петровна Есенина (1939–2010), дочь сестры поэтаАлександры. Подростком она присутствовала в 1955 г. на похоронах мамы Сергея Есенина Татьяны Фёдоровны. Стоя рядом с разрытой могилой, Светлана увидела часть гроба, в котором должно было покоиться тело Есенина. Видела этот гроб и её мама, сестра поэта, провожавшая его в 1925 г. в последний путь. Потом она скажет дочери: «Гроб Есенина был другим». Эти воспоминания дополнил рассказ экскурсоводаМаргариты Алхимовой (1929–2017). Полвека она рассказывала о тех, кто упокоился на Ваганьковском кладбище, делала длинные остановки у могилы Есенина, которого очень любила. В конце ­1980-х гг. к Маргарите Васильевне на кладбище подошёл пожилой мужчина, представился: «Павел Фёдорович Снегирёв». В 1920-х гг. он работал шофёром в ГПУ. «Есенина в могиле нет, – рассказал Снегирёв. – Всё случилось в первую ночь после захоронения. Нас собрали, молодёжь, и мы выкапывали гроб поэта. Потом его унесли в глубь кладбища. А мы остались закапывать могилу». Ценно, что рассказы Светланы Есениной и Маргариты Алхимовой сохранились на видео.

Мать Сергея Есенина на могиле сына. 1925 год.
Мать Сергея Есенина на могиле сына. Фото: www.globallookpress.com

В 2000-х гг. племянница поэта Светлана Есенина решилась на крайний шаг – потребовала эксгумации тела своего дяди, чтобы поставить точку в спорах о причинах его кончины. Она, как и другие родственники, не верила в самоубийство: «Сергея Александровича отпевали в церк­ви. Отпевал отец Иоанн, который его крестил ребёнком. Самоубийц в церкви не отпевают. Люди, знавшие поэта, прекрасно понимали – ­самоубийство инсценировали». В экс­гумации тела было отказано. Вместо этого участок над могилой залили бетонной подушкой метровой толщины. Также было отказано и в возбуждении нового уголовного дела по расследованию гибели поэта. В итоге работу, которую вполне могли проделать российские следователи, выполнили польские криминалисты – поклонники таланта Есенина. В 2009 г. в Польше вышла книга «Убийст­во Сергея Есенина». Её авторы,Гжегож Ойцевич и Рената Влодарчик, сотрудники Высшей школы полиции, провели десятки следственных экспериментов, доказывающих инсценировку самоубийства поэта.

Паскудное время

Любое расследование гибели поэта не обходит стороной реалии того времени. Известно, что Есенин приехал в декабре 1925 г. в Ленинград работать над изданием своего собрания сочинений. Был очень воодушевлён. Знакомым с радостью говорил, что может стать первым русским поэтом, у кого при жизни выйдет собрание сочинений! Не стал… А те, кто затеял уничтожение поэта, решили провести казнь после казни. Произведения Есенина не только запретили печатать, поэта активно поливали грязью, формируя для потомков образ пьяницы и дебошира. «Но если он был таким забулдыгой, как он к 30 годам написал столько произведений?» – резонно замечали многие исследователи.

К поэтической работе Есенин относился как к священному ритуалу. Вставал ни свет ни заря, надевал белую рубаху, садился за стол и работал не вставая до 3–4 часов. Пьяным никогда не писал. А написано им, особенно в последние годы жизни, много. И это в условиях, когда власть оказывала на поэта колоссальное давление. На него завели 13 уголовных дел. Одно из самых опасных – обвинение в анти­семитизме. За это преступление, по декрету Ленина, в СССР грозил расстрел. Есенин недоумевал: «Что они, сговорились, что ли? Антисемит, антисемит! Да у меня дети евреи!»  Тем не менее «певца берёзового ситца» пытались представить «русским фашистом». Два года перед смерть­ю поэт ходил как по лезвию ножа. Часто срывался и уезжал на Кавказ – избегал очередного ареста. В Москве часто менял место ночёвки. Так продолжалось с тех пор, как он вернулся из-за границы после путешествия с Айседорой Дункан. У него был выбор: остаться на Западе или вернуться домой, но оказаться под колпаком ГПУ. Запад ему претил: «Кроме фокст­рота, ничего нет. Здесь жрут и пьют». В глубине души он понимал всю опасность своего возвращения. Как верно заметил полковник Хлысталов, эти последние 2 года стали для поэта «трамплином в бессмертие». В любых обстоятельствах Есенин оставался собой. В 1924 г. писал, что и Ленин ему «не икона» и что «ни при какой погоде» он ни Маркса, ни Энгельса не читал. Ленин уже лежал в Мавзолее, из него сделали «икону», а из всех троих – Маркса, Энгельса, Ленина – «святую троицу». Гайки закручивались. На издание любого сборника требовалось одобрение партии. Есенин писал: «Не было омерзительнее и паскуднее времени в литературной жизни, чем время, в ­которое мы живём».

После гибели Есенина была опубликована статья Троцкого. И в главном он не соврал: «Поэт был несроден революции». Есть версия, что именно Троцкий стоит за убийством Есенина. Не простил поэту, что тот изобразил его в образе Чекистова в поэме «Страна негодяев». С другой стороны, есть свидетельства, что Троцкий ценил талант Есенина. И нити преступления ведут к другим высокопоставленным заказчикам, чьи имена до сих пор скрывает гриф «секретно».

Из «Англетера» тело великого русского поэта выносили через чёрный ход, словно скрывали «чёрные дела». Не пора ли наконец восстановить истину? Открыть архивы и рассмотреть дело, которое не даёт покоя ­нескольким поколениям. Разве Есенин этого не заслужил?

https://aif.ru/culture/person/komu_meshal_esenin_snimut_li_grif_sekretno_s_dela_o_smerti_poeta


Смерть 30-летнего Есенина в декабре 1925 г. потрясла современников. «Официальной версией было самоубийство, но ведь самоубийц не отпевают, а Есенина отпевали. Это преступление было шито белыми нитками, – продолжает Н. Браун. – Я знал Иду Наппельбаум, дочь фотографа Моисея Наппельбаума, которому ОГПУ поручило делать снимки Есенина в ­«Англетере». Он пришёл туда с сыном Львом. Брат рассказывал Иде, что поэт был в порезах и гематомах». Позже в том номере побывал и отец Николая Брауна. Вместе с писателем Борисом Лавренёвым его пригласили в качестве понятого. Оба отказались подписать протокол, где говорилось, что смерть последовала от асфикции (удушья). «Отец за несколько лет до этого из-за крайней нужды помогал в морге разгружать трупы. Знал, как выглядят висельники. У Есенина не был высунут язык, лицо было бледное, но не посиневшее. Не было мокрого пятна на полу, которое бывает, когда у повесившихся опорожняется мочевой пузырь. Да, у поэта остался след на шее от верёвки, потому как он какое-то время провисел, но провисел уже ­будучи мёртвым».

Николай Браун был на прощании с поэтом в Союзе писателей на Фонтанке и не узнал в гробу Есенина: все увечья на его лице были скрыты под толстым слоем профессионального грима. Было многолюдное прощание и в Москве. Писательница Галина Серебрякова оставила воспоминание, что на всеобщее обозрение выставили «нарумяненную ­куклу».

«Я хорошо знал секретаря похоронной комиссии ЕсенинаПавла Лукницкого, – продолжает Николай Николаевич. – Он рассказал мне, что Есенин «умер при допросе, был изуродован: левого глаза у Есенина не было – он вытек». Лукницкий считал, что, возможно, чекисты из ОГПУ при пытках во время дознания переусердствовали. И мёртвым перенесли поэта в «Англетер». Отец был такого же мнения. Он запомнил  глубоко проникающую рану под правой бровью поэта, не исключая след от пули. Вывод отца: «Есенин был умучен». Труп был в пыли, в волосах – песок. Таким его принесли в номер – ­«Англетер» была подведомственной гостиницей ­ОГПУ. При этом в декаб­ре 1925 г. Есенин вообще не значился там в списке постояльцев».

«Всех взяли в плен»

Почему же тогда раньше власть позволяла нетрезвому Есенину кричать на Красной площади: «Бей коммунистов! Спасай Россию!»? Это было, когда Есенин узнал о подавлении большевиками Тамбовского крестьянского восстания с помощью ядовитых газов. «До поры до времени поэта не трогали, – говорит Н. Браун. – Его хотели сделать орудием пропаганды нового строя за рубежом. Не просто так разрешили жениться на Айседоре Дункан и выезжать за границу. Есенин был в ужасе, когда прочитал в американских газетах, что Айседора Дункан приехала с мужем-большевиком: «Какой я большевик?» Да, сразу после Октябрьского переворота он написал: «Мать моя – родина,/ Я – большевик». Но звучало это как любимые им с детства деревенские частушки. Он не вступал ни в комсомол, ни в партию. В нём, выросшем в деревне, всё восставало против политики большевиков в отношении крестьянства. Деревню грабили, крестьяне были бесправны. В 1922 г. в поэме «Страна негодяев» он написал: «Пришли те же жулики, Те же воры/ И вместе с революцией/ Всех взяли в плен». А ещё раньше на заседании пролетарских писателей в Народном комиссариате просвещения Есенин заявил: «Здесь говорили о литературе с марксистским подходом… Три года вы пишете вашу марксистскую ерунду! Три года мы молчали! Сколько же ещё вы будете затыкать нам глотку?»

Глотку Есенину пытались заткнуть даже после его гибели. «Есенинщина – самое вредное, заслуживающее настоящего бичевания явление наших литературных дней, поскольку… Есенин представляет самые отрицательные черты русской деревни и так называемого национального характера», – клеймил поэта в «Правде» в 1927 г. Николай Бухарин. Он же критиковал Есенина за русский национализм и «русский дух».

https://aif.ru/culture/person/vseh_vzyali_v_plen_kto_hotel_zatknut_eseninu_glotku

Покончить с есенинщиной

Сразу после смерти поэта советские газеты писали: «С есенинщиной, которая дурно пахнет, надо заканчивать», «свихнувшийся талантливый неудачник». «Дурно пахло» для большевиков, например, то, что свой первый сборник стихов в 1915 г. Есенин «благо­говейно посвятил» императрицеАлександре Фёдоровне, с которой был лично знаком, как и с великими княжнами, которым посвятил стихотворение «Царевнам». Есенин не нарушил присяги, данной царюНиколаю II. Во время Февральской революции поэт служил в армии. Тогда многие солдаты присягали Временному правитель­ству. А Есенин — нет.

Когда большевики решили у­брать из всех его сочинений слово «Бог», поэт подрался с наборщиком в типографии, но восстановил прежний вариант. А новая власть тем временем разобрала в его родном Константинове колокольню (на которой юный Есенин звонил к праздникам), чтобы из того кирпича... построить свинарник. В Есенине никогда не умирал сельский мальчишка, который пел в церкви на клиросе, дружил с батюшкой И­оанном Смирновым, первым разглядевшим в нём талант поэта. Этот батюшка крестил Есенина с именем Сергей в честь преподобного Сергия Радонеж­ского. Этот же батюшка и отпел поэта.

Под грифом «секретно»

«Есенина отпевали в трёх местах: в Москве, родном селе Константинове и соседнем селе Федякине. Не было сомнений, что он убит. Иначе никто бы не стал его отпевать, — рассказала «АиФ» Ирина Михайловна М­амонова, внучка двоюродной сест­ры поэта по линии отца. — Моя бабушка, Надежда Фёдоровна, была на семь лет старше поэта, она прожила 97 лет. Бабушка рассказывала, что была на отпевании в Константинове. А в Москве на отпевании — мама Есенина Татьяна Фёдоровна. Бабушка виделась с Есениным за месяц до его кончины. Поэт прятался в больнице от чекистов. Есенина любил и ценил известный врач Пётр Ганнушкин. В опасные моменты он укрывал Сергея Александровича. А недруги Есенина создали миф о якобы его проблемах с психикой и беспробудном пьянстве. Однако сам Есенин (это есть в воспоминаниях, в частности, у И. Шнейдера) повторял: «Я ведь пьяным никогда не пишу».

https://aif.ru/culture/person/pod_ikonami_umirat_pravda_i_mify_o_sergee_esenine

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment